Друк
Розділ: Російсько-українські відносини

[05-10-01]

Премьер-министры России и Украины - Михаил Касьянов и Анатолий Кинах - подписали в минувший четверг в Киеве межправительственное соглашение о реструктуризации задолженности Украины перед Россией за поставки газа, а также об условиях транзита российского газа в Европу через территорию Украины. На итоговой пресс-конференции Михаил Касьянов заявил: "Эпопея, которая уже два года будоражит общество в России и на Украине, связанная с газовой проблематикой, сегодня почти закончена", конец цитаты.

Так ли это?

- Тему открывает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев: В Киеве к приезду главы российского правительства появился анекдот. Звучит он так. Михаил Касьянов спрашивает своего украинского коллегу Анатолия Кинаха: "Как же вы собираетесь наращивать добычу собственного газа для его экспорта в Европу, если газоносные пласты залегают в Украине слишком глубоко?". "А мы намерены бурить скважины со стороны Новой Зеландии, - отвечает премьер-министр Украины. - Оттуда к нашему газу ближе".

Этот анекдот в определенной степени отражает проблему. В декабре прошлого года Россия и Украина подписали два соглашения. Одно обеспечивало транзит российского газа в Европу, другое гарантировало Украине необходимый объем поставок "Газпрома".

Стержнем этой конструкции было обеспечение газового баланса Украины в объеме 78 миллиардов кубометров в год и запрет реэкспорта российского газа в Европу.

Однако совсем недавно, в конце сентября, во время очередных российско-укранских правительственных переговоров, Москва сняла свое требование запрета реэкспорта Украиной газа в Европу после заверений украинского премьера Анатолия Кинаха, что это будет только собственный газ с вновь разработанных месторождений.

Не успели в Москве чернила высохнуть на очередном "предварительном" соглашении с Киевом, как в украинской столице заговорили о том, что Украина должна обрести законное право не только экспортировать свой собственный газ, но и реэкспортировать сэкономленное сырье, полученное из российской квоты.

Вот - мнение председателя парламентского Комитета по топливно-энергетическому комплексу, ядерной политике и ядерной безопасности Александра Гудымы:

Александр Гудыма: Речь - о ратификации соглашения между Российской Федерацией и Украиной по газу. То соглашение, которое было снято с рассмотрения из-за различных подходов Украины и России по так называемому в российских средствах массовой информации "реэкспорту" и трактовкой украинской стороной по возможностям экспорта газа Украиной в третьи страны.

Эта для Украины статья - дискриминационная, и она не может быть ратифицирована.

Но за это время уже, я сказал бы, были позитивные подвижки вперед. То есть я сам, со слов премьера Российской Федерации слышал, что найден компромисс, но ценой того, что Украина должна декларировать увеличение добычи газа, который может быть предметом для экспорта Украины.

Но есть в Украине еще одна статья - логическая, с которой, я думаю, российская сторона должна согласиться. Это вытекает из уже признанного за Украиной факта увеличения собственной добычи газа плюс - факта экономии потребления газа Украиной. То есть Украина увеличивает добычу и одновременно Украина берет обязательства сократить потребление украинской экономикой газа.

Это тоже резерв, который Украина должна декларировать как возможность по прежним соглашениям для увеличения экспорта своего газа, потому мы в парламенте считаем, что газ, заработанный Украиной за транзит российского газа в Европу, является украинским газом.

Сергей Киселев: Говорил председатель парламентского Комитета по топливно-энергетическому комплексу, ядерной политике и ядерной безопасности Александр Гудыма. Подобного мнения придерживаются и многие его коллеги. А потому ратификация российско-украинского газового договора в значительной степени будет зависеть от того, как стороны окончательно договорятся по проблеме реэкспорта Украиной сэкономленного российского газа и своего собственного.

Сергей Сенинский: Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве. Итак, теперь Россия сняла свое недавнее требование о прямом запрете реэкспорта газа Украиной. Теперь Киев может экспортировать газ, добытый на собственных месторождениях, но который будет идти по той же самой трубе, что и российский на экспорт. А в ней - единой трубе - различить, где чей газ и сколько того и другого, по единодушному признанию экспертов, будет почти невозможно.

Тему продолжает - из Москвы - аналитик по нефти и газу инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Иван Мазалов, интервью с которым было записано за несколько часов до подписания документов в Киеве:

Иван Мазалов: По сути, это возврат к старой схеме. Это очевидно. Если вспомнить прошлый договор, который был подписан в декабре между правительствами России и Украины, то украинский парламент так и не ратифицировал этот договор, и впоследствии, в течение года, Украина экспортировала газ. По-моему, около 2 миллиардов кубометров.

И если сейчас будет подписано какое-то соглашение на правительственном уровне с тем, что с Украины снимается запретительная пошлина, то тогда Украина будет совершенно свободно экспортировать газ. А здесь вы совершенно правы: там уже не поймешь, какой это газ. Будет ли это газ с украинских месторождений или "незаконно отобранный" российский газ?..

Сергей Сенинский: Иван Мазалов, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог". И вновь в Киев. Наш корреспондент Сергей Киселев продолжает:

Сергей Киселев: По данным правительства Украины, общая потребность страны в природном газе составляет 78 миллиардов кубометров в год. 30 миллиардов поставляет Россия - в счет оплаты транзита своего сырья по экспортным газопроводам. 30 миллиардов поставляет Туркмения. Еще 18 миллиардов обеспечивались за счет собственных ресурсов, а в этом году Минтопэнерго Украины пообещало увеличить газодобычу более чем на миллиард кубометров. Но даже при этом очевидно, что "свободного" газа, которым можно было бы так сказать "делиться" с Европой, у Украины пока просто физически нет. Разве что, как подозревают в Москве, Киев на 3-5 миллиардов кубометров завышает свои газовые потребности и именно этот российский газ и реэкспортирует в Европу.

Говорит директор украинского Агентства гуманитарных технологий, которое занимается политическим и экономическим консультированием, Максим Карижский:

Максим Карижский: Легальная продажа украинского газа - достаточно проблематичная вещь, в смысле продажи в Центральную и Западную Европу. Сегодня Украина, насколько мне известно, во всяком случае, раньше, не была готова к резкому увеличению экспорта газа. Мало того, существует не покрытая еще внутренняя потребность.

В вопросе газовых долгов и условий экспорта собственного газа они принципиально, конечно, для Украины ситуацию в ТЭКе не изменят. В силу двух обстоятельств. Первое обстоятельство - колоссальное внутреннее потребление газа, в основном, импортного, которое как бы превращает Украину в абсолютно неконкурентоспособную страну. Для сравнения: Украина в прошлом году потребила 73 миллиарда кубометров газа. А Польша, ВВП которой в 10 раз больше и население - близкое к украинскому, потребила 11 миллиардов...

Сергей Сенинский: Премьер-министры России и Украины подписали также соглашение о реструктуризации долгов Украины за прежние поставки российского газа - на особых условиях. Вновь слово - Ивану Мазалову, аналитику инвестиционной компании "Тройка-Диалог", Москва:

Иван Мазалов: Условия очень льготные. Условия, на которых настаивает Украина - действительно, 12 лет. Плюс первые 3 года - льготный период, когда купон не платится. Купон - это проценты по основной сумме долга, которые раз в год или в полгода выплачиваются. Так вот, Украина настаивает на льготном периоде в 3 года и купонной ставке 3-4% годовых.

На таких условиях Украина реструктурировала свой долг Парижскому клубу. Для России, конечно же, такая доходность по такому долгу очень низкая. Неадекватно низкая. Потому что, например, у российского суверенного долга примерно той же самой длины - 10-летней - доходность составляет 14%. А эти цифры просто несопоставимы.

Если вспомнить, то в 1997 году Украина уже один раз реструктурировала свои газовые долги еврооблигациями, которые были 10-летними, а купонная ставка была 8,5%. Эти облигации должны быть полностью погашены в 2007 году.

В данном случае Украина настаивает на значительном улучшении условий для себя при том, что это абсолютно неадекватно...

Сергей Киселев: На сегодня общая сумма задолженности Украины за российский газ составляет около 2,5 миллиардов долларов, из них 1,4 миллиарда - это долг национальной акционерной компании "Нефтегаз Украины". Предыдущее украинское правительство, возглавляемое Виктором Ющенко, предложило считать его государственным и обязалось выпустить в качестве гарантии погашения этого долга евробонды. Однако премьер-министр Анатолий Кинах в конце августа договорился со своим российским коллегой Михаилом Касьяновым, что долг "Нефтегаза Украины" все-таки является корпоративным, а государство лишь будет осуществлять контроль за его выплатой.

Впрочем, вопрос о том, что будет с облигациями, если, к примеру, завтра акционерная компания "Нефтегаз Украины" разорится, остается открытым. Равно как и то, кто в случае банкротства "Нефтегаза Украины" станет правопреемником этой компании.

Кстати, если еще в конце августа Киев согласился, что Москва будет уменьшать поставки газа в Украину в случае задержки ею платежей по долгу, то уже в начале сентября Россия отказалась и от этого жесткого требования. Более того, российская сторона согласилась реструктурировать украинские газовые долги не на 10 лет, как это было решено в августе, а - на 12. В минувший понедельник премьер-министр Украины Анатолий Кинах заявил в Киеве, что неурегулированным остался всего один вопрос: под какую процентную ставку реструктурировать России украинские газовые долги? Киев предлагает возвращать долг под 3 или 4 процента годовых. По заявлению Анатолия Кинаха, его российский коллега предложил 10 процентов. Скорее всего, этот вопрос стороны будут решать 1 ноября, когда они намерены также провести окончательную выверку объема задолженности.

Говорит председатель специальной контрольной комиссии Верховной Рады Украины народный депутат Александр Рябченко:

Александр Рябченко: Если президенты о чем-то между собою договариваются, то при соглашении на уровне правительств будет просто "практическая реализация". Украинский премьер не играет самостоятельной политической роли, не ведет самостоятельной внешней политической линии, он просто реализует то, о чем договорился президент.

Принципиально, по форме, ничего меняться серьезно не будет, уйдет вот эта "оберточная политическая демагогия", останется одна суть проблемы. Все равно по поставкам газа, которые являются сверхлимитными, то есть не входящими в договоры, государство Украина будет нести ответственность. И они будут оформляться другим образом - относиться на материалы, связанные с государственным долгом Украины и обслуживаться самим государством.

Сергей Сенинский: И вновь - в Москву. Наш собеседник - аналитик по нефти и газу инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Иван Мазалов. Мы уже говорили о том, что условия реструктуризации украинского долга за российский газ согласованы более чем льготные.

В обеих столицах их называют "близкими к условиям Парижского клуба":

Иван Мазалов: Сопостовление с Парижским клубом получается достаточно интересное. Украина выступает в такой роли, что, мол, Парижский клуб нам "простил" столько-то, поэтому и Россия должна нам "простить" столько же. Это указывает на такую позицию Украины, что, с одной стороны, она заигрывает с Западом, а с другой стороны - с Россией. И требует от России быть к себе не менее благосклонной, чем Запад. И я думаю, поэтому вопрос о долге Украины за российский газ называют совершенно не экономическим вопросом, а геополитическим...

Сергей Сенинский: Нынешнее соглашение, как и предыдущее, 1997 года, предусматривает выпуск украинской стороной облигаций на сумму задолженности. Схема их использования - одна и та же?

Иван Мазалов: Да. Схема примерно одинакова. Действительно, эти облигации можно сразу же продать на вторичном рынке, получить за них деньги и забыть о них. И тогда они будут уже заботой держателей этих облигаций.

Но, конечно, большого интереса к этим бумагам, к сожалению, нет. И при той доходности, по которой они вручаются российским кредиторам, их никто покупать не будет. Потому что доходность в 3% или 4% вполне сравнима с доходностью высококлассных заемщиков. А у Украины, к сожалению, совершенно другой кредитный рейтинг.

Поэтому, когда они будут продаваться на вторичном рынке, если это будет нормальная сделка, то по ним доходность будет гораздо выше. Что означает, что "Газпром" должен будет продать их себе в убыток. Кстати, тоже самое и произошло с первым траншем, который гарантировался украинским государством. Эти облигации "Газпром" продал "Национальному резервному банку", который входит в группу "Газпрома". То есть он их никуда не продал, а они просто остались у него. Просто их никто не захотел покупать на тех условиях, по которым их мог продать "Газпром".