Сомнительный геополитический опыт «Рижского мира» позже взяли на вооружение Гитлер и Сталин

30 миллионов рублей золотом, 300 паровозов, 435 пассажирских и более 8 тысяч товарных вагонов. Эти средства и имущество обязалось, помимо прочего, передать Польше большевистское правительство России по условиям подписанного ровно сто лет назад, 18 марта 1921 года, в Риге мирного договора. Рижский мир завершил советско-польскую войну и определил границы на востоке Европы – так, что новые кровавые конфликты оказались практически неизбежными.

Советского Союза еще не было (он будет создан в конце 1922 года), но большевистская Россия в ходе Гражданской войны распространила свое влияние и фактическую власть на соседние республики. Поэтому с советской стороны Рижский мир формально подписали представители РСФСР и Украинской ССР, действуя также "по поручению" правительства Белорусской ССР. Польша обязалась официально признать эти советские республики. В целом у поляков было больше оснований для удовлетворенности условиями мира: после того, как в конце лета 1920 года им удалось остановить и разгромить Красную армию под Варшавой, отбросив ее на восток, правительство Юзефа Пилсудского, носившего тогда титул "начальника Польского государства", могло говорить о победе в войне с большевиками. Однако и в Варшаве, и в Москве понимали, что компромисс неизбежен – и при этом он создает не меньше проблем, чем решает.

Основные положения Рижского мира

  • Граница между Польшей и советскими республиками была установлена так, что разделила на две части земли нынешних Украины и Беларуси. Польша тем самым стала государством с очень значительными национальными меньшинствами.
  • Обе стороны обязались предоставить меньшинствам (украинскому, белорусскому и русскому в Польше и польскому в советских республиках) права и возможности для свободного культурного и языкового развития, отправления религиозных обрядов и т.д. Это условие на практике не соблюдалось: Польша вела жесткую ассимиляционную политику по отношению к меньшинствам, в СССР же поляки вскоре начали считаться "пятой колонной".
  • Польша освобождалась от ответственности за долги и прочие обязательства бывшей Российской империи, в состав которой большая часть ее территории входила в 1795–1917 годах.
  • Советская сторона обязалась вернуть Польше культурные и исторические ценности, вывезенные с ее территории в имперский период. Это обещание было выполнено лишь отчасти.
  • Стороны обязались не вести друг против друга враждебной деятельности. Это условие тоже осталось в основном на бумаге. Весь межвоенный период отношения между Польшей и ее восточным соседом были крайне напряженными. СССР поддерживал коммунистическое подполье в Западной Украине и Западной Беларуси, Польша продвигала проект "прометеизма", сотрудничая с антибольшевистскими эмигрантами.

Для украинского и белорусского национального движения Рижский мир оказался катастрофой. Он официально закрепил провал попыток создания самостоятельных национальных государств в Украине и Беларуси в годы Гражданской войны. Жители Западной Беларуси и Западной Украины оказались в 1920–30-е годы объектами преследований на национальной почве со стороны польских властей, а их соплеменники на востоке – жертвами социальных экспериментов большевиков. Всё это имело свои последствия в годы Второй мировой войны – достаточно вспомнить о Волынской резне или неоднозначном наследии польских "прóклятых солдат", совершавших преступления против украинского и белорусского населения. Эхо тех событий слышно и сегодня: недавний дипломатический конфликт между Польшей и Беларусью был вызван проведенной в Бресте 28 февраля представителями польского меньшинства неофициальной памятной церемонией в честь "проклятых солдат".

О Рижском мире и его последствиях Радио Свобода беседует с польским историком Лукашем Каминьским, бывшим директором Института национальной памяти Польши, и белорусским историком Александром Пашкевичем, автором ряда исследований о жизни Западной Беларуси в межвоенные годы.

 Рижский мир выглядит как вынужденный компромисс Польши и большевистской России, поскольку обе страны были измотаны войной. Означает ли это, что и Варшава, и Москва считали этот мир лишь перемирием – и были уверены, что рано или поздно дело дойдет до нового столкновения между ними?

Александр Пашкевич: Да, это так. И большевики, и поляки не считали заключённый мир "вечным" и, конечно, готовились к новой войне. Но было и отличие. Большевики, временно отступив, не снимали с повестки дня мировую революцию, или во всяком случае возвращение территорий, утраченных Россией после Первой мировой войны. Поэтому новая война, к которой готовились они, должна была быть наступательной, направленной на завладение новыми/старыми территориями. Польша же была результатами Рижского мира в целом удовлетворена, к новым территориальным приобретениям на востоке не стремилась. Следовательно, она готовилась только защищать добытое.

Лукаш Каминьский: На последнем этапе переговоров обе стороны стремились к быстрому достижению договоренности. Польша хотела стабилизировать свою восточную границу еще до того, как пройдет намеченный плебисцит в Верхней Силезии – регионе, который оспаривали Польша и Германия. Советы же стремились сосредоточиться на окончании Гражданской войны в самой России.

В Польше Рижский мир критиковали – в частности, из-за отказа от советского предложения уступить польской стороне Минск, а также из-за того, что в Подолье на советской стороне осталось значительное польское этническое меньшинство. Но критика быстро утихла: большая часть населения с облегчением встретила мир и стабилизацию границы. С польской стороны вопрос о пересмотре новой границы не поднимался. Ирредентистские тенденции на советской стороне Польша поддерживала очень ограниченно.

Для Советов дела обстояли иначе. Формально границу они тоже не оспаривали, но на самом деле в восточную часть Польши засылались диверсионные группы, распространялась антипольская пропаганда. От польской компартии были намеренно отделены коммунистические партии Западной Украины и Западной Беларуси, а сами польские коммунисты открыто говорили о пересмотре границы – это была одна из причин, по которой они играли маргинальную роль в польской политике.

Как бы то ни было, обе стороны смотрели друг на друга с подозрением, несмотря на подписание в 1932 году советско-польского договора о ненападении. У Сталина даже можно говорить о своего рода одержимости Польшей и ее происками. Трагическим результатом этого стала "польская операция" НКВД 1937-38 годов, в ходе которой погибли более 100 тысяч человек.

Федерация, которой не было

– Юзеф Пилсудский был известен своими планами создания новой Польши как союза народов. Однако в действительности национальная политика Второй Речи Посполитой оказалась жесткой по отношению к национальным меньшинствам, в том числе украинцам и белорусам. Чем это объяснить?

Л.К.: Планы Пилсудского были нереалистичными еще до заключения Рижского мира из-за недостатка интереса со стороны потенциальных партнеров по федерации – литовцев и украинцев. К тому же в самой Польше влиятельная политическая сила – национал-демократы настаивала на ином, сугубо польском характере государства. Рижский мир означал окончательное крушение планов создания независимой Украины, союзной Польше, как это предусматривало соглашение Пилсудского и Петлюры в апреле 1920 года.

Политика польских властей в отношении национальных меньшинств, которые составляли около трети населения, оказалась неудачной по разным причинам. После переворота 1926 года, когда Пилсудский вернулся к власти, делались попытки договориться с умеренной частью украинского и других национальных движений. К середине 30-х всё это сошло на нет. Польское правительство совершило ряд ошибок – таких, как организация военных поселений в восточных воеводствах. С другой стороны, там продолжались коммунистические диверсии, а радикальные украинские националисты отвергали возможность какого-либо соглашения с поляками.

А.П.: Пилсудский действительно хотел создать федеративное государство, в которое, кроме поляков, должны были войти литовцы, белорусы и украинцы. Но это не значит, что в планируемой федерации её национальные субъекты имели бы приблизительно те границы, в которых существуют современные Беларусь, Литва и Украина. На самом деле те территории, на которых проживало много этнических поляков или в крайнем случае католиков, склонных считать себя поляками из-за вероисповедания, воспринимаемого как "польское", должны были войти в Польшу непосредственно. Вспомним хотя бы Варшавский договор между Пилсудским и Петлюрой – последний в обмен на польскую военную поддержку отказывался от претензий на Восточную Галицию, Холмщину и значительную часть Волыни, которые должны были стать частью Польши. То же самое и в Беларуси – западная часть должна была войти в Польшу непосредственно, а Беларусь как часть федерации – это Минская область и то, что дальше на восток…

Поэтому после определения в Риге восточной границы Польши федеративная концепция была сама собой снята с повестки дня. Вступать в федерацию оказалось не с кем. А раз так, то все польские правительства были в национальной политике озабочены прежде всего тем, чтобы территории на востоке "переварить" и сделать если не полностью, то преимущественно польскими. Тем более что в принципе резонно считалось, что при сохранении преимущественно белорусского или украинского этнического характера этих земель они всегда будут смотреть на восток, и большевики смогут этим пользоваться для подрывной работы.

Методы полонизации были такие, которые обычно применяются в подобных случаях – подавление национальных движений, репрессии против даже сугубо культурно-просветительской активности, сведение на нет возможности получения образования на национальных языках, исключительно польский язык в официальном делопроизводстве, попытки военной колонизации территорий. Были, впрочем, и "пряники". Во всяком случае, относительно белорусов с преимущественно слабым национальным сознанием в правительственных кругах было распространено убеждение, что если Польша примет меры, направленные на улучшение благосостояния местного населения, то люди это оценят и сами охотно будут ассимилироваться. Поэтому проводились определенные аграрные реформы, и в какой-то степени они действительно действовали.

Под поляками и под Советами

 Насколько успешной была в межвоенные годы советская пропаганда в Западной Украине и Западной Беларуси, и как с ней боролись польские власти? Было ли у национальных меньшинств, живших во Второй Речи Посполитой, идеализированное представление о жизни в СССР? Знали ли они о коллективизации и сталинских репрессиях?

А.П.: Пропаганда была достаточно успешной. Польскую власть большинство населения не любило, хотя бы потому, что местные чиновники и полиция, часто выходцы из других регионов Польши, вели себя здесь зачастую как оккупационная администрация. Недовольное население искало альтернативу и находило её на востоке, тем более что там жили такие же белорусы и украинцы. У многих на востоке остались родственники, с которыми в 1920-х были достаточно регулярные контакты через переписку. Из тех писем люди знали и о коренизации, и о возможности социального продвижения в СССР, и о разделе помещичьих земель. Присылались оттуда и деньги. Потом, конечно, всё это прекратилось, но идеализированное представление осталось.

Польской прессе и пропагандистам, которые говорили о коллективизации и репрессиях в СССР, особо не верили – мол, это панские выдумки. В то же время пропаганда местных коммунистов и комсомольцев, рассказы про "советский рай" находили благодарную почву. Не у всех, конечно, но многие, особенно молодые люди, решались на то, чтобы уйти в "рай" насовсем, и после перехода границы попадали в руки НКВД.

Л.К.: Польша активно боролась с враждебными действиями с советской стороны. Поначалу принимались меры в основном военно-полицейского характера, борьба с диверсионными группами, засылавшимися с советской стороны. В 1924 году был создан специальный Корпус охраны границы. Кроме репрессий против коммунистических активистов, были и позитивные меры – инвестиции в развитие восточных регионов. Но для того чтобы они имели реальный эффект, этих шагов было явно недостаточно.

 Где после Рижского мира жилось лучше с экономической точки зрения: "под поляками" или "под Советами"? А с культурной – если учесть полонизацию, с одной стороны, и советскую "коренизацию", с другой?

А.П.: Трудно однозначно ответить, поскольку СССР 1920-х годов и он же 1930-х – фактически разные государства. Да и Польша, по существу, тоже. Если говорить о Беларуси, то в 1920-е годы крестьянину в БССР было жить, наверное, лучше, поскольку землю у помещиков конфисковали, раздали крестьянам, а колхозов пока массово и принудительно не вводили. И вообще был нэп с лозунгом "Обогащайтесь!", предприимчивые и работящие люди многое могли себе позволить. В Польше же крестьяне страдали от малоземелья, к тому же большая часть Западной Беларуси очень пострадала от беженства времен Первой мировой войны. Большинство населения, особенно православного, несколько лет провело в глубине России, возвращалось фактически на пепелища, хозяйства приходилось поднимать с нуля.

А вот в 30-е сравнение уже явно в пользу Западной Беларуси. В СССР началась массовая принудительная коллективизация с раскулачиванием, затем жизнь в нищих колхозах на правах фактически новых крепостных. В Польше же послевоенную разруху в целом преодолели, аграрные реформы, запущенные правительством, определенный эффект давали. Богатства особого у большинства не было, но и таких ужасов, как в Советском Союзе – тоже. Ну и в городах тоже, конечно, уровень жизни в Польше был повыше. То, что советские солдаты после прихода сюда в 1939 году были шокированы "богатством" этих территорий, – не миф. Хотя богатство это было весьма относительное, только в сравнении с нищим СССР.

Что касается культуры, то, естественно, в 1920-е годы БССР с ее белорусизацией была для западных белорусов предметом зависти. Открылся университет, сотни белорусских школ, национальные театры, Институт белорусской культуры – прообраз Академии наук. Белорусский язык достаточно широко применялся в деятельности государственных учреждений, в СМИ, можно было помечтать и о полной белорусизации в обозримом будущем. А в Западной Беларуси польские власти в это же время массово закрывают белорусские школы, увольняют с работы и иным образом дискриминируют национальную интеллигенцию, вся национальная деятельность в значительной степени проводится на энтузиазме. Но опять же, приходят 1930-е, начинается разгром "национал-демократизма" в СССР, катится каток репрессий. И очень многие из национальных деятелей попадают под этот каток. В Польше в это время тоже усиливается репрессивная политика по отношению к движениям национальных меньшинств: большинство организаций и газет закрыты, те, что остаются, едва сводят концы с концами, многие деятели прошли через тюрьмы и концлагерь в Берёзе-Картузской. Но до массового физического уничтожения дело здесь никогда не доходило.

В кругу врагов

– После Рижского мира Польша попыталась создать нечто вроде коалиции с соседями – странами Балтии, Финляндией, Румынией, поддерживала традиционно хорошие отношения с Венгрией. Такой союз виделся Варшаве как защита от возможной советской агрессии. Почему эти планы не увенчались успехом, и в 1939 году Польша осталась в одиночестве перед своими врагами – нацистской Германией и СССР?

Л.К.: Польша пыталась создать стабильную систему альянсов в течение многих лет – против не только СССР, но и Германии. Но с ближайшими соседями – Литвой и Чехословакией – отношения были стабильно плохими из-за территориальных споров. Польская дипломатия была не в состоянии примирить Венгрию и Румынию, хотя отношения с обеими этими странами у Польши были хорошими. Кроме того, Франция, обладавшая куда более сильной позицией, чем Польша, вела в этом регионе свою политику, опираясь на "Малую Антанту". Варшаве приходилось учитывать позицию Парижа. Кроме того, только у Польши противники были с обеих сторон – и Германия, и СССР. Другие страны региона обычно считали угрозой только какую-то одну из этих держав, видя в другой даже потенциального союзника.

– Польша заключила договоры о ненападении с обеими диктатурами: советской в 1932 году и нацистской в 1934-м. Какой из этих пактов в Варшаве считали более надежным? Понимали ли Пилсудский и его преемники, что их стране грозит война на два фронта, которую поляки не в состоянии выиграть?

Л.К.: До пакта Молотова – Риббентропа возможность советско-германского альянса казалась нереальной не только польским политикам. Хотя обе тоталитарные державы стремились к разрушению Версальской системы, их идеологическая вражда представлялась непреодолимой.

Что до договоров с Германией и СССР, то большой веры в их прочность у польских политиков не было. Они рассчитывали с помощью этих соглашений лишь выиграть какое-то время. В основе польской внешней политики в 1930-е годы лежало нежелание заключать союз с одним из двух самых опасных соседей против другого. Поэтому Варшава скептически отнеслась как к предложениям Гитлера о союзе в обмен на территориальные уступки, так и к французским усилиям добиться многостороннего соглашения с участием Советского Союза.

СССР многие годы рассматривался в Польше как главная угроза – отчасти из-за военных ограничений, возложенных на Германию Версальским миром. После прихода Гитлера к власти считалось, что он потратит не один год на решение внутренних проблем, а его первоначальные заявления о стремлении улучшить отношения с Польшей вызывали некоторое доверие. Поэтому договор о ненападении с Германией, заключенный в 1934 году, в Польше был воспринят как серьезный успех.

– Крушение польской власти в результате советского вторжения в сентябре 1939 года – как воспринималось белорусским населением: с воодушевлением, с тревогой, равнодушно?

А.П.: Трудно сказать однозначно. Конечно, в большинстве своём не равнодушно – всё-таки слишком многое менялось, чтобы просто не реагировать. А так было по-разному – и воодушевление, была и тревога, и просто страх – в зависимости от личной информированности, имущественного состояния, социального статуса.

 Как можно оценить прозвучавшие планы нынешних властей и их сторонников сделать 17 сентября – дату вторжения Красной армии в восточные районы тогдашней Польши – государственным праздником как годовщину объединения Беларуси?

А.П.: Лично я категорически против. Конечно, это дата памятная и даже символическая. Вполне допускаю, что другого исторического шанса аннулировать результаты Рижского мирного договора и объединить большинство этнических территорий белорусам и украинцам больше не предоставилось бы. Но надо учитывать то, в составе какого государства произошло это объединение. Мы же не создавали в эти дни независимую Беларусь и Украину даже не объединялись в составе относительно "травоядного" Советского Союза, каким он стал во времена Брежнева. Западная Беларусь и Западная Украина вошли в состав тоталитарной сталинской империи, и это немедленно отразилось на судьбах большинства их жителей. Десятки и сотни тысяч расстрелянных, высланных, отправленных в тюрьмы и лагеря, загнанных в колхозное рабство. Чтобы это праздновать – надо вообще не иметь ни совести, ни сострадания. А вот историческую оценку этим событиям давать мы должны.

  • В 1939 году нацистская Германия и Советский Союз в результате военной кампании против Польши разделили между собой ее территорию – в соответствии с секретным протоколом к советско-германскому соглашению. Восточные районы Польши (в ее "рижских" границах) были присоединены к Украинской и Белорусской ССР.
  • После Второй мировой войны граница Польши и СССР была проведена в основном по так называемой линии Керзона – с некоторыми коррективами. В настоящее время это граница Польши с независимыми Украиной и Беларусью.

Джерело

На світлинах:

  1. Польська копія тексту Ризького мирного договору.
  2. «Геть ганебний ризький поділ!» Плакат, випущений після Ризького миру активістами білоруського національного руху.
  3. Лідер Української народної республіки Симон Петлюра (у вікні вагона зліва) і «начальник Польської держави» Юзеф Пілсудський (праворуч) під час їх недовгого союзництва. Вінниця, квітень 1920 року.
  4. Червоноармійці в польському полоні, 1920 рік.
  5. Після Другої світової війни Білостоцька область – одна з дуже небагатьох територій, що відійшли до СРСР у 1939 році, – була повернута Польщі.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка